Размер шрифта:   

Кроме новостей > Интервью

Ивайло Дерменджиев: Почему именно сейчас в Болгарии отнимают привилегии у почетных консулов?

14 апреля 2016, четверг / 14:07  |  Просмотров: 1276;  Комментариев: 0
Send to Kindle
Ивайло Дерменджиев: Почему именно сейчас в Болгарии отнимают привилегии у почетных консулов? Фото: БГНЕС

Привилегии почетных консулов были регламентированы в 2006 году, до вступления Болгарии в ЕС. Если они противоречили Лиссабонскому договору, то почему они не были сняты в 2008 году? Почему об этом говорят в 2016 году? Что вызвало это изменение? Эти вопросы задал в интервью Клуб Z Ивайло Дерменджиев, Почетный консул Республики Кения в Болгарии.

Поводом стало заявление премьер-министра Болгарии Бойко Борисова, который издал указ cнять привилегии почетных консулов в Болгарии. По словам Борисова, некоторые из них передвигались в кортежах и совершали действия, которые не соответствуют их статусу. Другим аргументом премьер-министра Болгарии является то, что в Болгарии консулы пользуются правами, каких нет в других странах ЕС.

Когда речь идет о снятии привилегий с почетных консулов, не идет речь о конкретных нарушениях или о чем-то другом, связанном с каким-либо почетным консулом, а попадает под общий знаменатель институт "почетный консул", сказал Дерменджиев.

Институт „почетный консул” определяется в Венской конвенции о консульских отношениях. В ней он обозначен как дипломатическое учреждение, так что у нее нет  различий в режиме по сравнению с другими дипломатическими учреждениями. Основное отличие заключается в том, что штатный консул как национальность является лицом государства, которое отправило его, а почетный консул - национальность принимающей страны, объяснил Дерменджиев и добавил: "Я хотел бы, чтобы институт почетного консула был поставлен на место, где он находится - в рамках дипломатического корпуса, где, по определению, было наложено уважение и соответствующие иммунитеты и льготы, которые полагаются всем дипломатическим лицам. И смотреть на них, как на лица, которые являются представителями иностранных государств".

Ивайло Дерменджиев - старший управляющий партнер в юридической ассоциации "Симеонов и Дерменджиев". Доктор юридических наук с диссертацией в области международного частного права и международного арбитража. Он является членом Болгарской торгово-промышленной палаты, Лондонского международного арбитражного суда. Арбитр, занесенный в список Международного арбитражного суда по спорту в Лозанне, Швейцария.

Мы публикуем полный текст интервью с адвокатом Дерменджиевым, почетным консулом Кении в Болгарии.

- Какими привилегиями пользуется почетный консул?

В настоящее время одно из постановлений, которое изменяется, определяет, что любое почетное консульство может ввести один автомобиль в срок таможенного ограничения трех лет, которое пользуется налоговыми льготами в размере НДС. Плюс: налоговые льготы по НДС для меблировки консульства.

Третье облегчение, которое является постоянным, восстановление НДС и акциза на топливо в консульстве. Каждое консульство имеет право на 250 литров бензина в месяц, что составляет около 150 левов в месяц. Поставив вместе в общей сложности 60 консульств, получается, что мы говорим о 9 000 левов налоговых льгот в месяц для всего государства на топливо.

Мне кажется, это очень скромная сумма, чтобы комментировать ее в качестве большой проблемы.

- Злоупотребляют ли так называемыми красными автомобильными номерами и необходимы ли они консулам?

Режим так называемых красных номеров не является предпочтением в смысле того, как это понимается в Болгарии. Я прочитал в прессе: почетные консулы проезжают на красный свет, не останавливаются на пешеходных переходах, паркуются на местах для инвалидов. Каждый автомобиль с дипломатическим номером можно легко увидеть всем. Кроме того, как поняли те, кто видел неправильно припаркованные автомобили, что они принадлежат почетными консулам? Вероятно, по дорогам движутся 3 000 дипломатических автомобилей, может и больше, автомобилей консулов – 60, то есть 2%, может быть меньше.

Красные цифры указывают всем участникам дорожного движения, что этот автомобиль принадлежит зарубежной стране. И поскольку по Венской конвенции каждое государство-член обязано обеспечить защиту, иммунитет и облегчения другим консульствам иностранных государств, в данном случае это часть взаимного уважения Венской конвенции.

Таким образом, Болгария указывает на то, что эти люди с дипломатическим статусом. Красный номер в Болгарии показывает, что это автомобиль иностранного дипломатического представительства. Ничего другого. Он не индульгенция на нарушение правил дорожного движения.

Вообще, когда мы говорим о дипломатических иммунитетах, они следуют конвенции. Есть конкретные тексты, которые мы хотим или не хотим, но применяем независимо от того, что написано в нашем законе и в нашем постановлении министерства внутренних дел.

Почетный консул имеет функциональный дипломатический иммунитет, т.е. при выполнении ими своих функций. И этот иммунитет связан с уголовным преследованием и административным преследованием. Но это иммунитет лица, а не автомобиля.

- Какова практика с автомобильными номерами в других странах ЕС?

В Германии дипломатические автомобили не помечены различными номерами. Только на автомобилях послов есть дополнительное обозначение номера, чтобы знать, что в автомобиле движется человек с самым высоким уровнем дипломатической защиты.

В Румынии также имеют различные номера, как правило, каждая страна имеет различный цвет номеров дипломатических автомобилей.

Указ о так называемых красных номерах от 2002 года, а в 2006 году к нему добавлены и авто почетных консулов.

Здесь вопрос другой - раз уж однажды были даны облегчения, какова причина их снятия? Они были регламентированы в 2006 году, до вступления Болгарии в ЕС. Если они противоречат Лиссабонскому договору, то почему их не сняли в 2008 году? Почему об этом говорят в 2016 году? Что привело к этим изменениям?

- Каков ваш ответ?

У меня нет такового. Но на дипломатическом языке каждое изменение означает проблему. Мы снимаем определенные льготы и это означает "Нам как-то вы не нравитесь". Я хочу абстрагироваться от понятия лицо X или Y, конкретных почетных консулов, а говорю об институте почетный консул. В случае почетным консулом Кении являюсь я, но через три года может быть другой, через 5 лет - третий. Лицо не является существенным, но одним актом Болгария немного пренебрежительно говорит 60 странам мира: мы сокращаем в некотором роде ваши иммунитеты и привилегии, потому что мы так решили. Подобных актов нет в других странах. Это означает, что каждая из них может предпринять встречные меры.

- И все-таки, нормально ли, чтобы консулы передвигались с эскортом?

Я читал это, хотя мне неизвестен такой случай. Но Конвенции есть определенная строка, в котором указывается, что если есть проблема с дипломатическим лицом, министерство иностранных дел направляет ноту к соответствующему государству, что оно ведет себя неадекватно на территории Болгарии. В таком случае государство, которое направило консула, прекращает его мандат. Я гарантирую вам, что любое государство, к которому непосредственно будет относиться такая проблема, отреагирует мгновенно. Нет государства, которое не следит за своими политическими отношениями. Если были такие случаи, то почему не были указаны соответствующие правонарушители, а необходимо подходить к проблеме в общем?

Мне не нравится, чтобы меня ставили под общий знаменатель с кем-то, кто нарушает законы, правила дорожного движения, или что-то другое.

- Что следует, если будут приняты предложенные поправки к двум постановлениям?

На практике не будет признано облегчение НДС для всех этих автомобилей, а если будет принято и постановление о регистрации МВД, предусмотрен срок от трех месяцев, в котором все номера должны быть удалены и должны быть сложены так называемый синие или номера "X" (ред. - обозначение начинается с XX). Это еще одно нарушение, поскольку право на такие номера имеют автомобили иностранных физических лиц, которым разрешено пребывание в стране в течение более трех месяцев.

Как тогда можно будет понять участнику движения, что этот автомобиль принадлежит другой стране?

- А он должен понимать?

Смысл Венской конвенции такой. Поскольку существуют дипломатические отношения между двумя странами, люди, которые пользуются дипломатическим иммунитетом, должны быть идентифицированы.

Это в рамках хороших отношений между двумя странами. Если мы решили, что все дипломаты должны быть идентифицированы с разными номерами, почему мы должны делать разграничение почетных консулов?

Это, в некотором смысле, дискриминационно, поскольку как почетный, так и штатный консул являются дипломатическими лицами, и они имеют примерно одинаковый статус.

- Не слишком ли много консулов? Какую работу они делают, вот у России и Румынии, например, есть несколько почетных консулов?

В случае со странами, которые имеют значительный поток туристов, это люди, которые, может быть, делают больше всего работы. У почетного консула России в Бургасе и Варне в сезон есть очень много работы. В противном случае посольства традиционных туристических партнеров должны держать часть своей команды там, где их туристы в летнее время.

Проблемы решаются на месте, а не в Софии. У этих людей есть много работы, и она важная, потому что в противном случае должна быть сделана сотрудником посольства.

А консул выполняет эту деятельность бесплатно. Если каждая страна должна делать это, она значительно увеличивает свои расходы, что вряд ли помогает двусторонним отношениям.

- Какую конкретно работу проделываете Вы?

В настоящее время президент Кении проводит официальный визит в Германию и встретится с канцлером Ангелой Меркель между 6 и 8 апреля, и я являюсь частью кенийской делегации. У Кении есть посольство в Германии, и почетные консулы в Румынии и Болгарии прикреплены к нему. Часть двусторонних отношений касается и Болгарии.

Мы выдаем визы, в настоящее время готовим три крупных проекта болгарских компаний, которые будут проводиться в Кении, и я содействую в отношении помощи со стороны правительства. Это проекты на несколько сотен миллионов болгарского бизнеса, который идет в Кению, которые затем получат отдачу в Болгарии.

Я не знаю, в курсе ли вы, но месяц назад в Кении объявили об открытии крупнейшего месторождения золота в мире. Туда направляются инвестиции со всего мира, и я пытаюсь одну часть сохранить как периметр для Болгарии. В настоящее время Кения, как и вся Африка, является одним Клондайком. Но Кения, как страна с утвержденной историей, администрацией и довольно хорошей репутацией, является магнитом для инвестиций. Сегодня европейский и китайский бизнес идут туда.

Другая вещь, которую я делал, это содействие болгарам, арестованным в Кении по линии МИДа. Это работа болгарского консула в Найроби, но так как там нет такового, как и нет посольства, я помогаю. Как я понимаю, в настоящее время готовится отправка болгарского торгового представителя в Кению. Я считаю, что это хороший политический знак, и это путь для развития двусторонних экономических отношений.

Области, в которых почетный консул работает, являются чисто консульскими услугами, защита местных жителей на территории Болгарии, укрепление двусторонних экономических, торговых и культурных отношений. Он делает работу целого посольства иностранного государства в Болгарии без политических вопросов.

- Так как эта деятельность не оплачивается, какой интерес для лиц становиться почетным консулам?

По Конвенции дефиниция состоит в том, что почетные консулы являются гражданами принимающей страны, которые достаточно известны и хорошо поставлены в обществе и могут способствовать развитию двусторонних отношений. Некоторые делают это для престижа, потому что это действительно является престижной деятельностью. Когда ты почетный консул, это индикация для общества, что у тебя определенная позиция, чтобы быть в состоянии делать эту работу.

К сожалению, в Болгарии больше не смотрят так, потому что так, как представлены вещи в средствах массовой информации, выходит, что это какая-то афера.

Я думаю, что в настоящее время есть, по крайней мере, пять юристов, которые являются почетными консулами и у всех у них хорошее социальное положение. Они не достигли его, потому что стали почетными консулами. Ни один из них не позволит себе делать то, что написано в газетах.

Я пытаюсь выйти за пределы конкретного почетного консула в конкретной ситуации. Я хотел бы, чтобы институт почетного консула был поставлен на место, где он - в рамках дипломатического корпуса, где, по определению, соблюдается уважение и соответствующие иммунитеты и облегчения, которые применяются ко всем дипломатическим лицам. И смотреть на них как на лица, которые являются представителями зарубежных стран. В данном случае выражаем уважение не к Ивайло Дерменджиеву, а к государству, которое послало его.

Я в настоящее время представляю в Болгарии государство, население которого составляет 50 млн человек. Может быть, все-таки мы ему должны дать немного уважения. Не мне, а государству.

Версия для печати Отправить Подпишись на слово
Материалы по теме:
Теги:
: