Размер шрифта:   

Кроме новостей > Интервью

Цветан Василев: Долговая спираль в Болгарии - факт, выхода нет пока экономика не работает

4 марта 2016, пятница / 12:51  |  Просмотров: 3785;  Комментариев: 0
Send to Kindle
Цветан Василев: Долговая спираль в Болгарии  - факт, выхода нет пока экономика не работает Фото: БГНЕС

Долговая спираль в Болгарии уже является фактом. Невозможно выйти из долговой спирали пока экономика не работает и нет поступлений в бюджет. Я думаю, что данные о бюджетном дефиците манипулированы, реальный бюджетный дефицит намного выше.

Это заявил Цветан Василев, владелец обанкротившегося Корпоративного торгового банка (КТБ,) в интервью Сашо Дикову в эфире Би Ай Ти.

Цветан Василев: Прокуратура участвует в преступном партнерстве с людьми, которые крадут активы банка. И об этом уже есть так много поступивших сигналов, что я уже не знаю, что сказать!

Сашо Диков: Сигналов от кого?

Василев: От всех! В том числе и моих как акционеров банка, так и представителей неправительственных организаций. Прокуратура закрывает глаза. Все прикладывается к делу - общее дело, чтобы его не рассматривали сразу. Это одна гигантская манипуляция, одна гигантская махинация.

Диков: В то же время Иван Мирински (владелец компании "Водстрой" – ред.) в 2011 году заявил: "Цветан Василев заставил меня взять кредит в размере 14 млн евро, и эти деньги были освоены "Евробилд проект", и теперь я должен возвращать 10 млн евро, которые освоены компаниями Цветана Василева".

Василев: Господин Мирински - так называемый "владелец" компании "Водстрой". По-видимому, у этого человека очень короткая память. Он забыл, что многие грабители банка знают, как была куплена "Водстрой", кто профинансировал покупку компании"Водстрой"?

Диков: Кто?

Василев: Кто?! „Корпоративный банк”, кто! Когда появился этот господин. Между прочим, этот господин известен тем, что делал очень щедрые ремонты Судебной палаты. Не знаю, знаете ли Вы?

Диков: В то время, когда Иван Славов был главным? Василев: С Иваном Григоровым. Именно этот ...

Диков: Разве это не ...?

Василев: Этот "чистый, как слеза" мой моральный ментор очень хорошо знает, что и как все было, и очень хорошо знает, что эти деньги был должен его ментор, если не владелец, в связи с ранее использованными средствами.

Диков: Его ментор? Речь идет о …? Василев: Речь идет о Деляне Пеевски.

Диков: Фактически, интересно то, что этот материал появился 19 июня 2014 года.

Василев: Естественно, что он появился 19 июня, потому что сценарий банкротства банка действительно был очень хорошо подготовлен - заказчиками убийства ... Кстати, есть кое-что очень интересное, что станет известным на более позднем этапе. Неужели Вы думаете, что эти трое „невинных“ людей избраны по принципу случайности? Придет время, когда все это будет обнародовано. Ситуация скандальна! Это, конечно, относится и ко всей пропагандистской машине, которая обрушилась на банк, а теперь, кстати, уже изменили закон и больше нельзя распространять клевету против банков. Взгляните на все, что писала их пресса в тот период. Что ли они не писали о банке? Я не говорю о периоде после 20 июня, а до 20 июня.

Диков: Насколько я понимаю, задолженность компаний Деляна Пеевски банку составляла 150 млн, после чего эти 150 миллионов были рефинансированы Первым инвестиционным банком. Василев: Часть кредитов были рефинансированы государственным банком - Болгарским банком развития. Диков: Что, кажется, является незаконным.

Василев: Я не знаю, насколько это незаконно, но, по крайней мере, это находится в абсолютном противоречии с уставом банка. Это банк для малых и средних предприятий.

Диков: Именно - малые и средние предприятия, а речь идет о ...

Василев: О малом и среднем бизнесе. Речь идет о компании "Водстрой", речь идет о рефинансировании компании, которая участвует в выполнении государственных контрактов. Она не несет никакой стоимости, компания выполняет какие-то общественные заказы, в основном по линии еврофондов. Другая часть, конечно же, была рефинансирована ПИБ (Первый инвестиционный банк), но в любом случае в банке он, например, щедро оставил новую типографию, которая была профинансирована компанией "Партнер Лизинг", и он оставил ее, а там задолженность его "новой" типографии составляет 80 миллионов левов.

Диков: Говоря о выполнении общественных заказов, что означает, что они использовали Ваше имя?

Василев: Посмотрите на период с июня 2013 года – формирование правительства Орешарски–Пеевски, я подчеркиваю до мая 2014 года, сколько тендеров выиграли эти три компании: "Водстрой", "Промышленное строительство – Холдинг" и "Техноэкспортстрой“! Посмотрите, и вы поймете. Потом, в одном разговоре с тогдашним министром регионального развития Болгарии, кажется, Десиславой Терзиевой, выяснилось, что на самом деле они продвигались вперед благодаря моему имени, то есть они говорили, что это в моем интересе.

Диков: Мне интересно кое-что другое: каким образом ... Видимо, Вы очень сильно держали Станишева (экс-пемьер Болгарии, с 2011 года возглавляет Партию европейских социалистов. – ред.), чтобы попросить его свергнуть правительство "Орешарски", чтобы он отозвал свою поддержку после европейских выборов.

Василев: Почему я должен держать чем-то Станишева? Станишева и Станишеву держал очень плотно Пеевски, а не я.

Диков: Чем?

Василев: Я не знаю, чем. А со Станишевым, и у меня есть свидетель, я встречался несколько раз после того, как он и БСП провалились на европейских выборах, и я объяснял ему только одно: что его полезный ход, чтобы спасти себя, сохранить свою партию и спасти страну, в том числе, чтобы спасти банк – вытащить подстилку из под ног правительства зависимого Орешарски.

Диков: Почему он не сделал этого?

Василев: Говорят, что вместо этого на встрече с Местаном и Доганом (экс-председатели “Движения за права и свободы“ – ред.) он попросил стать премьер-министром Болгарии, но все это не подтверждено. Я не могу этого с точностью утверждать.

Диков: Эта информация появилась в общественном пространстве. Я думаю, что Лютви Местан где-то сказал, что он (Станишев) попросил об этом. Но вместо того, чтобы БСП вытащили подстилку, ее вытащило ДПС.

Василев: Они вытащили подстилку, когда посягли на банк. Им было необходимо правительство Орешарски и контроль над ДАНС (Агентство национальной безопасности Болгарии), контроль над спецслужбами. Имея контроль над следствием и прокуратурой, посягнуть на банк. После этого они им больше не были нужны.

Диков: Когда Вы захотели стать премьер-министром Болгарии?

Василев: Чего мне только не приписывали! Я никогда не хотел становиться премьер-министром!

Диков: Вы выступили с лекцией перед студентами, в которой сказали, что в КТБ применялись только хорошие банковские практики, что означает …?

Василев: Я говорю следующее: в КТБ применялись практики, которые были законосообразными – это во-первых. Во-вторых, я говорю следующее: если кто-то считал, что модель КТБ ошибочна, почему прокуратура должна была убрать эту модель? В-третьих, каждый может оценить ситуацию с точки зрения времени. То, что произошло с КТБ, может случиться с любым другим банком, я не хочет даже думать о последствиях. Между прочим, не знаю, известен ли Вам тот факт, что в июне, начале июля, была идея спасти КТБ, чтобы он смог поглотить расшатанный ПИБ, и сделать банк национальным чемпионом, потому что в КТБ, я снова повторяю, были активы на сумму более 2,5 млрд евро только от контрольных пакетов целых компаний - речь идет не о кредитах. Контроль над целыми компании на сумму свыше 2,5 млрд евро с годовым показателем EBITDA более 240 млн. евро! Вот о чем я говорю, об этом идет речь.

Диков: Чьей была эта идея?

Василев: Это идея Болгарского народного банка (БНБ) и их консультанта "Эрнст & Янг".

Диков: Почему эта идея не осуществилась?

Василев: Я не знаю, почему этого не произошло.

Диков: Правда ли то, что вы попросили 250 миллионов у БНБ и Искров (экс-глава БНБ – ред.) их не дал, но в то же время он дал миллиард и триста миллионов ПИБ.

Василев: Я ничего не просил, потому что в это время банк представляли исполнительные директора, что совсем нормально. Они просили, но им их не предоставили. Но в начале я почти ежедневно разговаривал по телефону с Иваном Искровым. Он, кстати, скрывался - речь идет о 15-ом, 16-ом и 17-ом, когда я попросил его как можно скорее выступить с анонсом, чтобы остановить панику среди людей. Он сделал заявление только 17-го. В среду, 18-го, ситуация успокоилась, и мои руководители сообщили мне, что люди отозвали свои заявления о снятии средств. Тогда я успокоился, что мы сможем овладеть ситуацией. Вы помните, что случилось потом? Во-первых, появился анонимный сигнал из Центрального банка, от сотрудника Центрального банка, появился снова в „тех“ СМИ, которые не имеют ничего общего с Пеевски.

Диков: Что расследуют Гунева (бывший заместитель управляющего БНБ – ред.)?

Василев: Это информация о расследовании в отношении Гунева. Вскоре после этого, генеральный прокурор Болгарии, как представитель прокуратуры, официально объявил это – что Цветана Гунева расследуют в связи с недобросовестной практикой в КТБ. Какой была цель прокурора? Целью было раскрыть преступление или уничтожить банк?! Очевидно - второе.

Диков: Сколько скрытых имен есть вне списков? Я цитирую Косьо Симеонова, одного из Ваших юристов, который заявил, что у зятя Маргариты Поповой (вице-президент Болгарии – ред.) и ее дочери есть депозит на сумму более одного миллиона?

Василев: Итак, давайте уточним. Я был председателем надзорного совета банка. Я не копался в базе данных банка, как это всем пытаются внушить, чтобы выбирать клиентов, чтобы держать их чем-то. Я не знаю, кто эти скрытые лица, но самые скрытые лица – это те, кто давно в банке - вся семья Пеевски, все его окружение: начиная с адвоката-владельца, через того самого вора из Судебной палаты, вплоть до исполнительного директора "Булгартабак" – у всех них были счета в банке. Почему бы не показать, каким до этого было сальдо по их счетам?!

Диков: Кто такой вор из Судебной палаты? Василев: Это тот, кто не имеет никакого отношения к строительному бизнесу Деляна Пеевски – я говорю об Иване Миринском.

Диков: Николай Велков - человек, который когда-то Вам "подсказал", как обойти БНБ и купить с помощью десяти оффшорных компаний по 10% банка, чтобы он стал частной собственностью, рассказал мне о такой схеме: государственные компании вкладывают десятки миллионов на депозит со ставками в 1%,2% или 3%. Вы раздаете кредиты со ставками в девять или десять процентов, а на разницу примерно в пол миллиарда государственных денег, по 40-50 миллионов в год, покупаете СМИ, подкупаете политиков и делаете с ними, что захотите.

Василев: (Смеется) Вы знаете, почему я смеюсь? Во-первых, деньги в банке не мечены. Как точно я дал деньги государственных компаний в качестве кредита? Как образом именно эти деньги, деньги государственных компаний? Во-первых, это несерьезно. Во-вторых, нет таких государственных денег, которые были бы на таких ставках. Если какие-то деньги государственных компаний и были на депозитах в банке, то это были два вида денег, или, вернее, два типа депозитов. Один из них - депозит до востребования, ставки по которым сейчас составляют меньше одного процента. Не так ли?!

Диков: Да, это так.

Василев: Депозиты до востребования – это означает, деньги на виду. Там ставки являются очень низкими. Это вовсе не означает, что если банк предоставляет кредиты по ставке в 9%, а ставка по текущему депозиту составляет 1%, то банк сразу зарабатывает 8%, потому что кредит оформляется на один год, в то время как депозит могут снять уже завтра. Как такое получается?

Диков: Уже завтра, но вы с главой государственной компании договариваетесь, чтобы они не забирали депозит в течение полгода или года взамен на серьезную сумму.

Василев: Да, так ведь эти компании, государственные, так и процветали и у них столько свободных средств было, что эти руководители государственных компаний только и думали, как бы отложить их в сторонку. У нас были депозиты государственных компаний, и мы давали им более высокие проценты по депозитам, чем им предлагали в предыдущих банках, и это было Министерство транспорта Болгарии. Для всех остальных компаний, с которыми мы работали, в основном это компании из сферы энергетики. У этих компаний никогда не было свободных средств, эти компании всегда нуждались в финансировании. Если какие-то средства и поступали по их счетам, они оставались на счетах в течение нескольких дней, пока компании не расплатятся с долгами.

Диков: Правда ли то, что 19-го и 20-го числа все государственные компании сняли со счетов все деньги.

Василев: Я опять повторяю: для меня эта так называемая "страстная неделя" как в тумане. У меня нет никакой информации о том, что именно произошло.

Диков: Одним из главных обвинений против Вас было то, что Вы направо и налево раздавали деньги своим приближенным, связанным с вами компаниям, водителям, горничным и так далее. В конце концов, Вы признаете, что совершили какое-то если не преступление, то ошибку, что-то, что Вы не сделали должным образом?

Василев: Я никогда не говорил, что я ни в чем не виновен, я не совершил никакого преступления – это во-первых, и другие обвиняемые из банка - тоже. Конечно же, ошибок мы делали больше всего. Моя самая большая ошибка заключалась в том, что я подпустил Пеевски так близко к себе и, конечно же, с другой стороны, что позволил главному свидетелю прокуратуры ввести меня в заблуждение. Он является человеком, который наделал больше всего пакостей.

Диков: У Маргариты Петровой (главного кассира, уточняет Цветан Василев) была записная книга, в которую она записывала кому и сколько денег дает. Василев: Я не знаю, что именно и как предоставлено. Если такие доказательства есть, пусть они передадут дело в суд.

Диков: Вы не беспокоитесь?

Василев: Как мне беспокоиться? Мой путь к доказанию правды лежит только через суд. Диков: Хорошо. Вы не опасаетесь суда, я правильно понимаю? Василев: Я опасаюсь давления на суд со стороны прокуратуры.

Диков: Что ждет нас, например, в ближайшие три, шесть месяцев? Что ждет нас, я имею в виду, как страну? Вы ранее сделали убийственный прогноз: долговая спираль с гиперинфляцией, с чрезмерной задолженностью в 8-10%.

Василев: Долговая спираль уже является фактом. Невозможно выйти из долговой спирали, пока экономика не работает и нет поступлений в бюджет. Я думаю, что данные о бюджетном дефиците манипулированы, а реальный бюджетный дефицит намного выше.

Диков: Что нас ждет?

Василев: Ничего хорошего, если мы не изменим каким-то образом ситуацию. А именно, экономика должна начать работать, а давление на бизнес – прекратиться. Необходимо дать бизнесу возможность развиваться. С практиками Деляна Пеевски этого не может произойти.

Диков: И последний вопрос: что ждет Бойко Борисова (премьер Болгарии – ред.)? Что он должен сделать, и что его ждет? Какова его судьба?

Василев: Бойко Борисов должен сделать все возможное, чтобы оторвать себе хвост. Вопрос в том, не слишком ли сросся с позвоночником этот хвост.

Диков: В таком случае, он не сможет его оторвать. Василев: (Смеется) Тогда, это становится опасным для жизни.

Диков: Объяснение по поводу этих приостановленных тендеров?

Василев: Объяснение одно – попытка именно в этом направлении.

Диков: Внешнее давление? Он (Бойко Борисов) клянется, что нет никакого внешнего давления.

Василев: Очевидно, что давление извне есть? Сам факт, что Жан-Клод Юнкер официально предупредил, что есть шанс, что Болгария и Румыния будут разделены – это уже является формой внешнего давления. А что касается уже конкретных тендеров - я понятия не имею, что именно произошло. Но если малая часть его министров наблюдала за осуществлением проектов компаниями, которые никоим образом не связаны с Пеевски, они бы поняли, что что-то не так, как должно быть.

Диков: Недавно Вы сказали кое-что, что звучит как высокомерная шутка: Я не украл ни копейки у государства.

Василев: Совершенно верно! Я утверждаю это! Я и моя компания „Бромак“ заплатили налоги на сумму более, чем 40 млн левов, это означает, что у меня есть по меньшей мере 400 млн левов доказанной прибыли. В настоящее время эти люди пытаются сфабриковать обвинения через КОНПИ (Комиссия по изъятию незаконно приобретенного имущества). Что бы они ни делали, они могут отнять у нас все, но им не удастся сделать меня нигилистом.

Источник: БГНЕС

Версия для печати Отправить Подпишись на слово
Материалы по теме:
Теги:
: