Размер шрифта:   

Кроме новостей > Интервью

Клаус-Дитер Борхардт: У Болгарии есть потенциал стать газовым хабом Европы

3 января 2015, суббота / 08:13  |  Просмотров: 1529;  Комментариев: 0
Send to Kindle
Клаус-Дитер Борхардт: У Болгарии есть потенциал стать газовым хабом Европы Клаус-Дитер Борхардт

"Слишком долго Болгария и другие страны в регионе были сосредоточены на масштабных проектах газопроводов, таких, как "Южный поток", и не занимались развитием важной региональной инфраструктуры, а именно межсистемными соединениями с соседними странами", – заявил в интервью Novinite.com директор отдела по внутреннему рынку ЕС генерального директората по энергетике Еврокомиссии Клаус-Дитер Борхардт.

Г-н Борхардт прокомментировал проблемы, стоящие перед энергетическим сектором Болгарии в настоящее время, когда страна находится на грани полной либерализации рынка электроэнергии и возлагает надежды на строительство столь важных газовых соединений с соседними странами.

Борхардт, чей профессиональный опыт в Европейской комиссии начался в 1987 году, хорошо знаком с развитием энергетического сектора в Болгарии. Он приедет в Болгарию 9 декабря, чтобы поддержать усилия правительства и министра энергетики Теменужки Петковой в реформе сектора. Он примет участия в официальном открытии важных для Болгарии энергетических проектов - подготовке к полному открытию рынка электроэнергии, начале работы Болгарской независимой энергетической биржи и подписании окончательного инвестиционного решения по строительству газового соединения Болгарии - Греция.

Г-н Борхард, болгарский независимый энергетический рынок в ближайшее время начнет испытательную работу, впереди и либерализации рынка электроэнергии. Существует ли риск того, что вместо того, чтобы решить проблемы в секторе, эти процессы приведут к углублению кризиса в энергетическом секторе страны?

Нет, нет альтернативы либерализации рынка и полной интеграции в Единый энергетический рынок ЕС. Почему есть кризис в энергетическом секторе Болгарии? В основном, из-за устаревшей нормативно-правовой базы, слишком много и плохо адресованных государственных интервенций и отсутствия конкуренции. Все это не создает стимулов для новых инвестиций, необходимых для модернизации и трансформации энергетического сектора в системе, выполняющей всеобщие энергетические цели, которыми являются обеспечение безопасности поставок на основе устойчивого производства энергии по доступным ценам.

Есть ли у Болгарии больше шансов на интеграцию в европейский рынок электроэнергии сейчас, когда она полностью либерализировала внутренний рынок?

Да, либерализация является необходимым условием для интеграции на рынке электроэнергии Европы, что принесет значительные выгоды для Болгарии в будущем.

Судя по предыдущему европейскому опыту и по Вашим наблюдениям, должны ли мы ожидать увеличения цен на электроэнергию в Болгарии из-за либерализации?

Трудно сказать – в краткосрочном плане это не может быть исключено, но в среднесрочном плане функционирующий рынок электроэнергии непременно снизит цены на электроэнергию. То, что необходимо, так это эффективный переход от текущего рынка, который не доступен для некоторых потенциальных игроков, к открытому и нерегулируемому рынку. Следовательно, необходимы сопутствующие меры для борьбы с энергетической бедностью и защиты уязвимых потребителей.

Могут ли долгосрочные контракты на покупку электроэнергии сосуществовать совместно с либерализацией рынка, в частности, в случае с Болгарией, не затягивая процесс либерализации?

Долгосрочные контракты не являются проблемой, они могут быть даже полезными для обеспечения безопасности поставок. Однако, если их доля в энергобалансе превышает определенный процент, они могут исказить рынок и подорвать конкуренцию. Нам нужен здоровый баланс между долгосрочными и краткосрочными продуктами.

Болгария является одним из государств-членов ЕС, в котором очень остро стоит вопрос энергетической бедности. Какие меры может принять ЕС, чтобы решить эту проблему?

Это очень серьезная проблема, которая должна решаться приоритетно. На уровне ЕС мы одобрили рамки на Форуме в Лондоне о рекомендациях для пользователей и список лучших практик. От стран-членов же ожидается, что они примут необходимые меры, предназначенные для конкретной ситуации в соответствующей стране. Не существует универсального решения в борьбе с энергетической бедностью, тут должна быть принята во внимание национальная специфика. Тем не менее, Комиссия поможет Болгарии найти лучшее и наиболее эффективное решение.

Как вы оцениваете предложение Болгарии о строительстве газового хаба на ее территории? Является ли этот проект жизнеспособным, и будет ли он способствовать энергетической безопасности Европы (а и самой Болгарии)?

Болгария, учитывая ее географическое положение и существующую газовую инфраструктуру, имеет потенциал стать региональным газовым хабом. Для достижения этой цели, однако, Болгария должна стать моделью для нормативно-правовой базы в регионе Юго-Восточной Европы и выполнить ряд условий, в частности, иметь диверсифицированные источники газа, развить инфраструктуру, соединяющую ее с соседними странами, и установить хорошо развитую среду для торговли. Однажды установленный, такой хорошо функционирующий газовый хаб может обеспечить поставки газа для всего Юго-Восточного региона Европы, который на сегодняшний день является наиболее уязвимым в Европе на уровне безопасности поставок. Создание условий для обеспечения безопасности поставок в регионе прекрасно вписывается в стратегию ЕС по безопасности поставок, представленную в 2013 году, и является одной из столпов Европейского энергетического союза.

Вы знакомы с давними планами Болгарии на строительство газовых соединений с соседями. На ваш взгляд, почему ни одно из них еще не построено? Как включение интерконнекторов в список проектов, представляющих общий интерес, ускорит этот процесс?

Слишком долго Болгария и другие страны в регионе были сосредоточены на крупномасштабных инфраструктурных проектах, таких как "Южный поток", и пренебрегали развитие значимой региональной инфраструктуры, особенно интерконнекторов с соседними странами.  После прекращения проекта "Южный поток" Комиссия учредила Группу высокого уровня по строительству газовых сетей в Центральной и Восточной Европе [CESEC High Level Group], которая выбрала девять приоритетных проектов для региона Юго-Восточной Европы. Три из них непосредственно касаются Болгарии. В этой группе, под председательством Комиссии, будут обсуждаться и решаться все политические, нормативные и финансовые вопросы этих проектов. Надеюсь, что этот процесс ускорит и процедуры, и приведет к более быстрому исполнению проектов. Статус "проекта, представляющего общий интерес" [в списке Европейской комиссии] имеет три преимущества: во-первых, все необходимые разрешительные будут направлены в единый орган; во-вторых, период выдачи разрешительных не может превышать трех с половиной лет; и в-третьих, проекты, представляющие общий интерес имеют доступ к Механизму соединения Европы, который обеспечивает европейское финансирование для проектов, представляющих общий интерес, когда это необходимо и обосновано.

Болгария неоднократно повторяла, что будет настаивать на равноправном подходе ЕК в отношении "Северного потока" и "Южного потока" спустя год посл прекращения второго проекта.  Вправе ли София требовать этого?

София имеет полное право требовать справедливого подхода. Все инфраструктурные проекты должны соблюдать законодательство ЕС и, как в случае с "Южным потоком", Комиссия должна удостовериться, что "Северный поток - 2" соответствует европейским законам. В отношении этого проекта будут применяться те же правила и стандарты, которые были применены в отношении проекта "Южный поток".

Создает ли строительство "Северного потока - 2" угрозу энергетической безопасности Европы, как утверждают Украина и страны Балтии?

Не секрет, что по мнению Комиссии "Северный поток - 2" не вписывается в стратегию ЕС по безопасности энергоснабжения, которая направлена на большую диверсификацию. "Северный поток - 2" является полной противоположностью этому - проект больше сконцентрирован на одном конкретном коридоре. Это еще больше ослабляет развитие диверсифицированного газового рынка в Юго-Восточной Европе и ставит под угрозу продолжение поставок газа через территорию Украины.

В контексте переговоров по климату в Париже, которые в настоящее время ведутся, многие страны Центральной и Восточной Европы смотрят на энергетический союз как на средство, с помощью которого могут быть определены приоритеты их масштабных инфраструктурных проектов (и большинство из них связаны с газом). Как энергетический союз будет работать, чтобы уменьшить зависимость от ископаемых видов топлива?

Есть только один путь вперед, если мы хотим достичь цели по климату: мы должны развивать возобновляемые источники энергии и сделать так, чтобы Система торговли эмиссиями (СТЭ) работала по разумным ценам. Более того, мы должны работать в направлении отмены всех видов субсидий и оставить рынок играть свою роль во всей Европе. Газ может остаться в энергетическом миксе в качестве дополнительного топлива, но в масштабных инфраструктурных проектах нет необходимости - мы должны сосредоточиться на необходимых интерконнекторах.

В Болгарии наблюдаются попытки возродить ядерные проекты. Но есть ли будущее у атомной энергетики в Европе?

Решение об энергетическом миксе находится в руках стран-членов ЕС. Поэтому я не могу ответить на этот вопрос.

Версия для печати Отправить Подпишись на слово
Материалы по теме:
Теги:
: