Размер шрифта:   

Кроме новостей > Интервью

Рэй Дорсет: Откровенность наших песен была главной причиной того, что мы смогли преодолеть железный занавес

15 августа 2015, суббота / 20:11  |  Просмотров: 2256;  Комментариев: 0
Send to Kindle
Рэй Дорсет: Откровенность наших песен была главной причиной того, что мы смогли преодолеть железный занавес

Рэй Дорсет и его группа "Манго Джерри" сделали самый продолжительный концерт на Джаз фестивале в болгарском Банско. Более трех часов неутомимый музыкант и его группа поддерживали ритм не только на сцене, но и среди огромной толпы на площади.

Аура, эмоции и характер Рэя можно описать лишь одним словом - безумие. Но то заразное безумие, характерное для людей искусства, которое держит их здоровыми и вдохновляющих несколько поколений поклонников. 69-летний Рэй Дорсет нечеловечески откровенен в своем мнении о современной музыке, о своих коллегах, балансе между жизнью и сценой, самосохранении и способности нормально общаться, несмотря на корону, которую на протяжении многих лет ставили и снимали с твоей головы.

Элвис Пресли, "Битлз", Элтон Джон, Энгельберт Хампердинк, Мадонна, Майкл Джексон и более молодые - Фаррелл Уильямс, Марк Ронсон и Бруно Марс – лишь некоторые из имен, которые Рэй Дорсет переплетает в одном не очень оптимистичном разговоре, пробивающем „железный занавес“ в ... музыке.



Даниел Димитров: Есть ли у вас в душе некоторого рода печаль или ностальгия по 70-ые годы?

Рэй Дорсет: Вы спрашиваете, хочу ли я вернуться к 70-ым годам? ... Ну, я не могу вернуться. Нет никакой причин, чтобы я хотел этого. Единственное, что я могу сказать – это то, что сегодня многие злоупотребляют развитием технологий. И единственное, из-за чего бы я мог вернуться назад – это чтобы увидеть, как технологии могут быть использованы должным образом на благо всех, а не в интересах отдельных людей. Потому что музыкальный бизнес уничтожен злоупотреблением технологий.

Даниел Димитров: Ну, а чего же хорошего в новом времени?

Рэй Дорсет: (Задумался ненадолго, затем смеется.) Я могу дать очень долгий и углубленный ответ, но не выдержите ли вы меня.

Общество в целом, введено в общее заблуждение о том, как надо жить. Много несчастных людей вокруг живут под огромным давлением СМИ, которые зарабатывают деньги для многонациональных конгломератов. Возможно, мы не должны углубляться в эту тему, потому что единственный способ по которому я могу объяснить это – говорить очень долго.

Для музыкантов хорошо то, что они имеют доступ к многим красивым и полезным вещам, которых раньше не было. Например, за 100 евро вы можете купить гитару , на которой можно делать качественную музыку.

Люди могут делать отличные фотографии и говорить почти бесплатно. Это все хорошие вещи современности. Но, цена чашки кофе абсурдна по сравнению с трудом, который в нее вкладывают.

Даниел Димитров: Говоря о музыке, у Вас есть любимые группы и музыканты нового поколения? Какую музыку Вы слушаете?

Рэй Дорсет: Я слушаю все, но многое из новой музыки мне не нравится.

Проблема в том, что большинство радиостанций запрограммированы на удовлетворение лишь определенного слоя общества. Деньги, которые они получают, поступают только от рекламы, поэтому по радиостанциям звучит музыка, предназначенная для аудитории, которая купит эти продукты.

Поэтому, когда я слушаю радио, я обращаю внимание лишь на странное, отличающееся от обычного.

Например, музыка, которую я слышу в болгарских ресторанах, блестяща. Все исполнители вкладывают душу в исполнение. С другой стороны, если мы возмем современную музыку в стиле хип-хоп и поп-музыки, несмотря на множество хороших попадании и пастельных проектов, в целом, все звучит однообразно.

То, что меня сейчас очень раздражает, так это то, что почти никто не использует живые барабаны или перкуссии, все генерируется с помощью софтвера. Возьмите Happy Фаррелла Увильемса - было бы гораздо лучше, если бы были живые инструменты. То же самое касается и Марка Ронсона и Бруно Марса.

Их клипы с танцами замечательны, но после того, как прослушаешь раз 20, они начинают тебя утомлять и раздражать, потому что есть много других песен, которые звучат так же, с одними и теми же эмоциями.

Тем не менее, если вы слушаетесь в песни "Фетса Домино", Чака Берри, ранних "Битлз" - все они играют в живую в студии, что запечатлило одну особую эмоцию в записи, это произведение искусства ...

С другой стороны, позднее во времени, каждый пытается просто использовать эту формулу успеха, имитировать, повторять нечто, что уже было успешным. Это можно прочитать в книге "Как" Битлз "уничтожили рок."

Даниел Димитров: Вы говорите, что вдохновением для In the Summertimе  Вы получили внезапно, и текст пришел свыше. Сколько раз, после этого у Вас было подобное вдохновение?

Рэй Дорсет: В то время, это было часто - в песнях Lady Rose, Mighty Man, You don’t have to be in the army to fight in the war...



Так как я не знал многих вещей о жизни, которые я знаю сейчас, я был ограничен интересами звукозаписывающих компаний. Таким образом, вместо того, чтобы делать то, что я хочу, я заблуждался и говорил себе: "Это будет хитом сейчас!".

Я понял, что люди в музыкальных СМИ и в музыкальных компаниях хотят сохранить свою работу и выглядеть очень крутыми. Они сами хотят быть звездами! И поэтому плохо быть поклонником кого-то, кто стал популярным.

С одной стороны, все говорят, что нет предрассудков, что не следует устанавливать границы, но в то же время ставят музыку в различные категории. И если вам, например, нравится реге музыка, это означает, что вам не может нравится и рок.


Даниел Димитров: Во время Холодной войны, ваша группа была единственной группой, ставшей популярной на Востоке и Западе. Как Вы себе это объясняете?

Рэй Дорсет: (Задумывается) Оглядываясь назад, я могу сказать, что я заметил это в 1985 году в Восточной Германии. У меня не было никакой идеи чего ожидать.

Я думаю, что откровенность песен было главной причиной того, что мы смогли преодолеть „железный занавес“. СМИ и общественность тогда не засыпали тем, что круто и что нет, как во многих коммунистических странах. Например, многие люди хотят носить футболку Calvin Klein, а не Н & М, потому что они хотят выделиться в этой футболке, они хотят быть лучше своих соседей.

Очевидно, у меня дорогие часы, но не слишком дорогие. Зачем покупать часы за 50 тысяч фунтов, когда вы можете купить один за 5 фунтов, который будет показывать то же самое время ...

Но, просто людям внушили, что они должны быть такими и вести себя определенным образом. И они это делают!

Даниел Димитров: Мой следующий вопрос должен был касаться искренности в музыке, но вы уже ответили на него. Как Вы думаете, есть плохая аудитория?

Рэй Дорсет (отвечает быстро, не задумываясь.) Нет. Нет такого понятия, как плохая аудитория. Если публика не принимает того, что ей предлагает исполнитель, он должен понять психологию этой аудитории.

Олдос Хаксли сказал, что каждая толпа, каждая группа людей, имеет коллективную интеллигентность, и ты должен понять ее суть.

Мадонна может сделать грандиозное шоу, как это делал Майкл Джексон. Все спланировано и с хореографией, со звуком, светом, дымом, лазерами - поэтому вы смотрите хорошее шоу. Это как, если бы вы пошли смотреть фильм Неудержимые – вы видите замечательные кинематографические эффекты, которыми вас бомбардируют, но это вовсе не что-то действительно глубокое.

Пересматриваете несколько раз, а затем - там нет ничего!

Глубокие фильмы, как например "Rebel Without a Cause" с Джеймсом Дином можно смотреть снова и снова, потому что действия, история и диалог там настолько глубоки, что каждый раз, когда вы его смотрите, вы берете что-то новое. И это не зависит от технических аспектов или специальных эффектов в фильме. То же самое с музыкой.

Даниел Димитров: В Болгарии аудитории часто интересуется возрастом артиста и тем, должен ли он уйти со сцены. А Вы когда-то задумывались о выходе на пенсию?



Рэй Дорсет: Я не думаю, что работаю слишком много. За последние 10 лет, я провел большую часть времени в работе по юридическим вопросам, деньгам и вещам, связанным с моей музыкой, с моими песнями, потому что в мире есть много недобросовестных людей. Поэтому, я и не занимался музыкой так много, как обычно.

Я не хочу быть похожим на Элтона Джона, который продолжает играть. Я не хочу играть каждый вечер.

Если вы посмотрите в интернете, некоторые звезды, таких как Элтон Джон, Энгельберт Хампердинк, или, кто-то еще, вы увидите, что у них иногда у них есть выступления каждый вечер или даже два раза на вечер в Лас-Вегасе. Но для меня в жизни есть нечто большее. Для меня хорошо играть один или два раза в месяц, или выступить на каком-то фестивале и пообщаться с людьми.  Невозможно это делать постоянно.

Если бы я был Элтоном Джоном или Родом Стюартом, я бы не стоял здесь и не разговаривал бы так с вами, потому что у меня не было бы времени на это. Или должен был бы делать это по обязанности. Так часто происходит.

Некоторые люди кажутся очень милыми, но только на поверхности.

Например, Майкл Джексон мог бы быть еще живым, если бы не вживался так глубоко в то, что о нем пишут в прессе. Ему бы не приходилось принимать так много лекарств, чтобы выдержать и продолжать вперед. Никто не недосягаем, никто не бессмертен.
Элвис Пресли умер в 44 года, а посмотрите, что он сделал. Вы не должны позволить, чтобы мнение СМИ влияло на вас. Вы не должны поддаваться таким глупостям.

Даниел Димитров: Я надеюсь, что вы примете мой последний вопрос с чувством юмора. У вас шестеро детей.  Планируете ли вы седьмого?

Рэй Дорсет (Задумывается, потом бросает взгляд на свою жену и двух детей, которые сопровождают его во время интервью). Нет! (Смеется.)

Версия для печати Отправить Подпишись на слово
Материалы по теме:
Теги:
: