Размер шрифта:   

Кроме новостей > Интервью

Посол Украины в Болгарии: Для страны провал реформ - не меньшая угроза, чем Россия

1 июня 2015, понедельник / 16:56  |  Просмотров: 1100;  Комментариев: 1
Send to Kindle
Посол Украины в Болгарии: Для страны провал реформ - не меньшая угроза, чем  Россия

Ангел Петров

Редакция Novinite.com обратилась к послам шести стран-партнеров ЕС так называемого „Восточного партнерства” - Азербайджана, Армении, Белоруссии, Грузии, Молдовы и Украины - прокомментировать ситуацию после саммита в Риге в прошлом месяце.

22 мая в столице Латвии был принят документ, который не удовлетворил требования таких стран, как Украина и Грузия, о введении безвизового режим с ЕС (он уже вошел в в силу в отношении Республики Молдова), но приветствует желание трех стран для углубления отношений с союзом. Мы публикуем интервью, которое провели с Его Превосходительством Миколой Балтажи, Чрезвычайным и Полномочным Послом Украины в Болгарии.

- Ваше Превосходительство, после встречи 22 мая в ряде анализов было отмечено, что страны Восточного партнерства, особенно первая группа, добились победы, так как в принятой декларации ЕС признает и принимает во внимание их желание интеграции. Считаете ли Вы, что может идти речь о „победе”?

Я бы не использовал слово "победа", но результат положительный. Декларация отражает наши стремления, хотя были направлены много усилий на то, чтобы желаемые нами сигналы были включены в текст. Необходимо отметить некоторые из результатов. Во-первых, решительная поддержка территориальной целостности Украины и право всех стран-партнеров свободно выбирать направление своего развития и свои амбиции в отношениях с ЕС. Во-вторых, признание европейских стремлений отдельных стран, в том числе Украины, и их европейский выбор.

Очень важным является подписание Меморандума о взаимопонимании с ЕС о предоставлении третьей программы макро-финансовой помощи (1,8 млрд евро). Мы ценим признание прогресса Украины в контексте выполнения плана действий по либерализации визового режима и фиксации четкой дорожной карты по введению безвизового режима для украинских граждан. Я бы отметил и призыв государств-членов ЕС как можно скорее завершить процесс ратификации Соглашения об ассоциации [здесь и далее СА] и подтверждение необходимости осуществления действий по Глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли с 1 января 2016 года.

ЕС признал прогресс Украины в отношении проведения реформ в энергетическом секторе в соответствии с нашими обязательствами по готовности энергетического сообщества и Брюсселя поддержать модернизацию украинской газотранспортной системы в качестве ключевого элемента в европейской газовой системе. Была определена и различная динамика в развитии отношений ЕС со странами-партнерами, три из которых подписали СА - Украина, Молдова, Грузия, а три другие (Белоруссия, Армения и Азербайджан) выбрали другую модель отношений с ЕС.

- Почему не было принято решение об отмене виз? Является ли проблема технической, политической или экономической?

Я не думаю, что здесь есть политическая проблема. Мы последовательно осуществляем свой план действий по либерализации визового режима, но чтобы было принято политическое решение, и появился положительный сигнал в Украине, мы должны в полной мере выполнить свое домашнее задание. Мы сделали многое, приняв соответствующие законы, мы начали вводить биометрические паспорта и др. Но мы надеемся, что к концу года Европейская комиссия примет положительное решение о введении безвизового режима. Мы сделаем все возможное, чтобы это произошло в начале 2016 года.

- В декларации говорится о продолжающейся интеграции, но не о возможном членстве в ЕС. Кажутся ли Вам сейчас перспективы вступления в союз меньше?

Я не думаю, что наши перспективы уменьшились с подписанием декларации. Но это чрезвычайно важный для нас вопрос. Всегда шла борьба, в течение многих лет, но на самом деле вопрос о членстве Украины в ЕС никогда не был на повестке дня ЕС, это правда. Но в наших отношениях с ЕС и государствами- членами, которые имеют определенный скептицизм по этому вопросу, целью является доказать, что Украина является европейской страной с европейскими целями и амбициями.

Мы доказываем это и сейчас, в нашей борьбе с военной агрессией России, в которой мы находимся на передней линии фронта в борьбе за европейские ценности. Однако, мы хотим на практике подтвердить это своими реформами. Для нас СА своего рода дорожная карта для украинских реформ.

Мы ожидаем, что ЕС должен признать ясную европейскую перспективу Украины, потому что это было бы четким сигналом для украинского общества, который мотивировал бы украинский народ и украинские власти к реформам. Украинский народ на Евромайдане мужественно и очень высокой ценой отстоял свой европейский выбор, поэтому заслуживает ясную европейскую перспективу.

- Оставляя в стороне специфические отношения Украины с Россией в настоящее время, считаете ли Вы, что страны-партнеры Европы в Восточном партнерстве должны быть поставлены перед дилеммой выбора между Европой и Россией, или лучше попытаться сохранить хорошие отношения с Европой и Россией?

Я всегда подчеркивал, что на пути к европейской интеграции Украина никогда не хотела действовать за счет России. Если есть проблемы, связанные с введением зоны свободной торговли между Украиной и ЕС, то был создан трехсторонний формат, в результате которого Россия больше не претендует на введение зоны с 1 января 2016 года. То есть, если возникают такие вопросы из-за экономических интересов, они должны быть решены за столом переговоров. То, что произошло в Украине, - откровенное военное вмешательство со стороны России, незаконная аннексия Крыма, гибридная война в Донецкой и Луганской областях - это абсолютно неприемлемо. Это вопиющее нарушение международного права, но и неадекватная реакция на желание украинского народа присоединиться в будущем к ЕС или подписать СА. Здесь не идет речь об угрозе интересам России, ни о присоединении к НАТО. Что касается других стран, каждая страна определяет путь и уровень отношений с ЕС. Вот почему мы настаивали, чтобы в декларации был установлен индивидуальный подход, который ЕС должен исповедовать в отношении шести стран. Они имеют разные амбиции, опыт интеграции, достигнутые результаты, реальные отношения в отраслевом сотрудничестве с ЕС и т.д. В этом контексте, я бы сказал, что необходим более выраженный индивидуальный подход со стороны ЕС.

- В нашем последнем разговоре я спросил Вас, существует ли в Восточной Украине риск замороженного конфликта. Что Вы думаете один год спустя: идет ли страна к подобному положению или есть надежды на стабилизацию?

Для нас замороженный конфликт на востоке Украины означает рану в государственном организме, которая всегда будет беспокоить нас и мешать нам успешно развиваться как мирная нация, и которая будет препятствовать нам на пути европейской и евроатлантической интеграции. Мы прилагаем все усилия для реализации соглашений, подписанных в Минске, и то не выборочно, не кусками, а всех точек. Если они будут полностью выполнены, то, я думаю, что не о каком замороженном конфликте нельзя будет говорить.

Проблема в том, что в то время, когда Украина исполняет свои обязательства, этого не делают объединенные русско-террористические силы. Задача состоит в том, чтобы Украина и ее партнеры и друзья продолжили мирные усилия, но европейское и мировое сообщество должно усилить консолидирующее давление на Россию, в первую очередь, с помощью санкций - не для изоляции, а чтобы вернуть ее в русло международных обязательств и международного права.

- Каковы самые большие вызовы на пути Украины к реформам?

Если проанализировать сейчас вызовы и результаты, достигнутые после президентских выборов, почти год назад, 25 мая, я отметил бы несколько. Во-первых, преступная аннексия Крыма, военный конфликт с Россией - и я подчеркиваю это слово: о любой гражданской войне, внутреукраинском конфликте и подобных вещах нельзя говорить, это продукт российской пропаганды. Во-вторых, наследие новой власти. Потому что в Украине не было никаких реальных реформ: структурных реформ в правоохранительной, судебной системе, в государственном управлении - все это было советское. Необходимы радикальные, а не косметические меры.

Могут быть сформулированы и другие проблемы: масштабная коррупция, тесная зависимость от России в энергетической сфере. Сейчас правительство пытается систематически проводить целевые реформы, но мы в самом начале. Если мы не справимся, то это будет для нас не меньшей угрозой, чем российская военная агрессия. Нам необходимо электронное правительство, например; конституционная реформа; реформа судебной системы; полиции; дерегулирование экономики и т.д. И здесь мы достигли определенных результатов. Мы утвердили Стратегию устойчивого развития „Украина- 2020”, создали Национальный совет по реформам, Конституционную комиссию, Совет по реформированию судебной системы, так называемый антикоррупционный пакет, Антикоррупционное бюро, мы начали процессы децентрализации власти, подписали соглашение с МВФ, вводим прозрачные условия для бизнеса и другие. Но я хочу подчеркнуть - эти реформы требуют сильной поддержки - политической, финансовой, экономической, международных финансовые институтов и наших друзей и партнеров. Все они понимают, что помогая Украине, которая является передовым фронтом в борьбе за европейские ценности, они помогают и себе.

- Может ли помочь Болгария, быть полезной чем-то на этом пути к европейской интеграции, по которому Украина пошла?

Конечно, может; она уже помогает, насколько это возможно. Болгария является четвертым государством-членом ЕС, которое ратифицировало СА. А что касается его реализации, то с помощью своего опыта, который накопился в процессе интеграции, Болгария может продолжить свои усилия по предоставлению консультативной, экспертной помощи, и это для нас очень важно. Мы говорим об этом с болгарским правительством, потому что Болгария прошла этот тернистый путь в ЕС. А мы понимаем, что для нас он будет еще труднее в связи с попытками России отдалечить нас от европейской интеграции, чтобы ввести нас в другой союз, который мы не хотим; но также в связи с реальными попытками дискредитировать правительство и саму идею европейской интеграции.

Агрессия против Украины проявляется в конкретных действиях Кремля отклонить нас от пути в сторону Европы, доказав таким образом, что европейский выбор украинского народа является ошибкой, и в качестве альтернативы доказать, что их модель лучше. Только это происходит не демонстрацией достигнутых реальных результатов, а военной силой и вмешательством.

- Являются ли визы самым большим препятствием для более полноценного развития двусторонних отношений с Болгарией?

Я не вижу проблем в отношениях между Украиной и Болгарией. Мы развиваем политический диалог, подготавливаем визит господина президента Плевнелиева в Украину. Болгария поддерживает территориальную целостность и европейскую интеграцию Украины. То, что мы хотели бы, чтобы изменилось здесь, может быть, в общественном сознании болгар, это восприятие ситуации в Украине, но это не проблема в двусторонних отношениях: мы должны работать вместе, чтобы убедить болгар, что Украина является миролюбивой страной, сама выбирает свой путь, и это право каждой страны. Разве не было права у Болгарии выбрать свой путь, в результате чего страна стала частью ЕС, НАТО? Поэтому я думаю, что эти люди в Болгарии, которые до сих пор находятся под действием информационной войны, все больше будут понимают истину. Все больше болгар осознают, что не украинские танки в России, а наоборот. Чем больше людей это поймут, тем больше будет пользы для общества, но и больше будет поддержки для украинцев.

- Во время конфликта России и Украины многие украинские компании заинтересовались Болгарией. Чем именно им интересна Болгария?

Мы должны признать, что конфликт с Россией отражается на всем спектре украинско-русских отношений и особенно на наших экономических связях. Наша торговая сократилась. Это означает, что украинские компании должны реализовывать свою продукцию и искать новые рынки; а ЕС - очень важный рынок. Поэтому украинские компании переориентируют свое внимание в направлении Болгарии. Мы получаем много запросов, предложений. И некоторые из этих компаний уже на болгарском рынке. Они находятся в разных сферах - энергетика, транспорт, инфраструктура ... Украина является индустриально развитой страной и производит почти все. Естественно, для новых компаний, которые приходят в Болгарию, очень важно найти партнеров и согласовать бизнес-интересы.

Я надеюсь, что с этим мы можем, на фоне определенного сокращения торговли с Болгарией в прошлом году, активировать процесс снова и опять вернуться к временам, когда объем торговли превышал один миллиард долларов США.

- А что вернет в Болгарию украинских туристов?

Мы должны быть объективными. С одной стороны, Болгария сохранила привлекательность в качестве хорошего туристического направления, ее имидж остается очень высоким в Украине. Но, с другой стороны, давайте не забывать, что уровень жизни снизился в Украине в связи с военной агрессией России, глубоким экономическим кризисом и девальвацией гривны. Естественно, способность людей организовать отпуск за границей снизилась. Что может вернуть их ... Любые более привлекательные предложения, такие как цены. Всегда говорим и об отмене виз – с чего мы и начали разговор. И я надеюсь, что тогда количество туристов увеличится. Примером является Турция - потому что когда путешествует семья из нескольких человек, то она должна заплатить за визы, есть бюрократические вещи, которые также отнимают время. Есть и другие моменты, которые сама Болгария может предложить в лице болгарского бизнеса, чтобы привлечь дополнительные контингенты украинских туристов. Я думаю, что болгарская сторона работает по этому вопросу.

Версия для печати Отправить Подпишись на слово
Материалы по теме:
Теги:
: