Размер шрифта:   

Кроме новостей > Интервью

Президент Болгарии в интервью "Lidove Noviny": Мы не позволим дестабилизировать нас

3 февраля 2015, вторник / 13:45  |  Просмотров: 1680;  Комментариев: 0
Send to Kindle
Президент Болгарии в интервью "Lidove Noviny": Мы не позволим дестабилизировать нас Российские инвестиции приветствуются, но при условии, что они соответствуют законодательству ЕС, заявил президент Болгарии. Фото: БГНЕС

В интервью для чешского издания "Lidove Noviny" президент Болгарии Росен Плевнелиев рассказал об отношениях Болгарии с Россией после остановки проекта по строительству газопровода "Южный поток", об отношениях с Македонией, о беженцах.

Он посетил Прагу по приглашению президента Милоша Земана, мнение которого о сегодняшней России или о волне беженцев из стран Ближнего Востока другое. Президент Болгарии Росен Плевнелиев говорил об асимметричных и религиозных конфликтах, которые бушуют вблизи границ его страны. Интервью взял Веселин Вачков, редакционный директор "Лидове новины".

ЛН: Вы в Праге в рамках международного форума в память о жертвах Холокоста. Почему Вы приняли приглашение президента Земана? Большинство глав европейских стран предпочли участие в памятной церемонии в "Освенциме".

Я был благодарен за приглашение и принял его с большим удовлетворением. Как у президента Болгарии, у меня есть особая причина этому. Моя страна гордится своей историей, важной частью которой является спасение болгарских евреев от депортации в концентрационные лагеря в 1943 году. Их транспортировка уже была подготовлена. Тем не менее, этому противопоставились болгарские общественники, интеллектуалы, православная церковь, сегодня мы сказали бы - гражданское общество. Даже тогдашние депутаты выступили против премьера и правительства, и им удалось предотвратить депортацию.

Видите ли, я родом из маленького городка на юго-западе Болгарии, на границе с Грецией. В ста метрах от дома моего деда, где я родился, была и церковь, и мечеть, и синагога. Толерантность - единственный способ противостоять злу и ненависти.

ЛН: Судьба евреев в соседней Македонии, однако, была более трагичной, большинство из них не вернулись. Между Болгарией и Македонией в связи с этим в последнее время оживился спор о роли Болгарии, так как территория современной Македонии тогда была присоединена к ней. Какова ваша позиция?

Никакого спора не может быть. Факты очевидны. Болгария спасла своих граждан еврейского происхождения. Не удалось это сделать с евреями Северной Греции и части бывшей Югославии, которые не имели болгарских паспортов. Мы глубоко сожалеем об их трагической гибели.

ЛН: Из Ваших заявлений выходит , что у Вас очень различное мнение по ключевым проблемам современной Европы в сравнении с мнением Милоша Земана. Я имею в виду ситуацию в Украине и волну беженцев из стран Ближнего Востока. Вы говорили на эти темы?

С президентом Земаном у нас очень хорошие отношения, мы понимаем друг друга как люди. Мы сидели рядом друг с другом во время официального ужина и обменялись мнениями. У него есть свои взгляды и у меня свои. Не всегда они совпадают, но это нормально. Во всяком случае, Европа нуждается в единомыслии и я верю, что в демократической дискуссии мы достигнем этого.

ЛН: Я процитирую Вас "Факты показывают, что сегодня мы имеем дело с националистическим, агрессивным государством, с президентом, который рассматривает Европу не в качестве партнера, а как противника." Это Вы заявили в прошлом году немецкой газете "Frankfurter Allgemeine Zeitung" и страна, которую вы имели в виду, Россия. Вы по-прежнему придерживаетесь этого высказывания?

К сожалению, я не вижу причин, чтобы изменить это свое мнение. Я был бы очень рад, если Россия вернется на путь партнерства, диалога и доверия. Многие европейские лидеры обеспокоены тем, что вместо этого, она закрывается в себе и не соблюдает основные принципы. Прежде всего, тот, что в Европе границы не могут быть изменены с помощью силы. Какое послание она передает как великая сила? Если кто-то слабее, то мы можем забрать у него часть территории?! Это подход из прошлого и там он должен остаться. Но мы должны различать Кремль от России. Кремль тот, кто сегодня не соблюдает нормы международного права. Кремль сегодня , к сожалению, - символ агрессии и националистического подхода. Россия и российский народ, наоборот, дали миру много положительных вещей, и я верю, что так и будет продолжаться в будущем.

ЛН: У Вас есть чувство, что Болгария находится под угрозой со стороны России?

Многие страны, включая США, сегодня переписывают стратегии безопасности и дописывают новые главы о так называемой "гибридной войне", неконвенциональных и асимметричных конфликтах. Нас беспокоит то, что мы наблюдаем элементы таких конфликтов недалеко от наших границ. Болгария не находится в прямой опасности, но мы можем сделать выводы из того, что мы видим в Грузии, Нагорном Карабахе и в настоящее время в Украине. Как член НАТО, мы исходим из оборонной доктрины, но это не значит, что мы позволим нас обессилить и дестабилизировать. Все эти „нововведения” в проведении конфликтов, такие, как пропаганда, продвижение экстремистских движений, религиозная и экономическая дестабилизация, подсказывают нам быть очень осторожными и действовать превентивно.

ЛН: Президент Путин объявил о прекращении проекта по строительству газопровода „Южный поток” и переориентации российского газа через территорию Турции. Вы видите в этом элемент неконвенционального конфликта?

Мы хотим, чтобы Россия была нашим партнером и, чтобы она вела себя с нами как партнер. Давайте, однако, посмотрим на детали вокруг "Южного потока". Партнер поступил бы так - он отправил бы вам письмо, в котором четко проинформировал бы вас о своих планах. Россия не сделала этого. До сегодняшнего дня мы не получили официальной информации, что строительство „Южного потока” прекращается. У нас есть только публичное заявление президента Путина. Более того, похоже, что высказывание было очень эмоциональным. В любом случае, оно вызвало много спекуляций и вопросов.

ЛН: В таком случае, Вы допускаете возможность, что "Южный поток" когда-нибудь будет построен?

Мы не исключаем такой вариант, поскольку мы не получили официальное мнение российской стороны. Болгарское правительство продолжает подготовительную работу. Мы предполагаем, что проект даже получит все разрешения на строительство. Но болгарская позиция ясна, проект не может быть реализован, если не исполняются требования законодательства ЕС.

ЛН: Болгария, однако, зависит от российского газа. Что предстоит? Ожидаете ли вы какие-либо компенсации со стороны ЕС?

ЕС должен стоять за всеми теми, кто стремится к лучшей взаимосвязи, общему энергетическому рынку и безопасности поставок. Мы ожидаем, что очень скоро будут поддержаны наши усилия по диверсификации и, в частности, по строительству газовой связи между Грецией и Болгарией до конца 2016 года. Для нас это стратегический вопрос. Мы хотим финансировать эту связь за счет средств ЕС для Болгарии. Другими словами, мы не хотим дополнительных денег. К России мы оставляем двери открытыми.

Российские инвестиции приветствуются, но при условии, что они соответствуют законодательству ЕС. Мы не хотим, чтобы в эту дверь вошла дестабилизация. Таким же образом мы смотрим на ситуацию в странах Западных Балкан, мы не должны допустить и их дестабилизации. Например, у Македонии есть полное право начать процесс вступления в ЕС. В то же время мы категоричны, что не можем позволить, чтобы история была манипулирована, потому что это противоречит ценностям Союза. О всем остальном можно вести переговоры.

ЛН: Еще одна тема, по которой, вероятно, не будет достигнуто согласие с президентом Земаном, это интеграция беженцев из Сирии. Правительство Чехии решило, что примет пятнадцать сирийских семей. В Болгарии есть несколько тысяч беженцев. Как вы готовитесь к весне, когда ожидаются еще беженцы? Проволочный забор, который уже строится на границе с Турцией, является ли решением?

В Болгарии зарегистрировано в общей сложности около 17 000 беженцев. Примерно половина из этих людей имеют неизвестный статус, другие уже получили статус беженца. Есть и такие, кто направился в другие страны. Кроме того, тысячи пытаются пересечь границу. У нас есть 240 км общей границы с Турцией, где беженцев уже два миллиона. Я должен сказать, что во время волны беженцев в 2013 году первоначально мы столкнулись с большими трудностями. Теперь, однако, решаем проблемы более эффективно, чем в других европейских странах.

ЛН: Что это значит?

Мы предлагаем беженцам приличные базисные условия. В нашей истории это не первое массовое переселение. Болгария пережила несколько массовых переселений, особенно в начале ХХ века. Мы всегда были в состоянии принять беженцев и интегрировать их. Мы стремимся относиться гуманно к тем, кто бежит от террора. Это, однако, должно быть общеевропейским приоритетом. Вместе с Грецией, Италией и другими странами мы работаем над принятием единого европейского подхода. Наше оружие - интеграция.

ЛН: Болгария на самом деле будет интегрировать беженцев, или, скорее, служит в качестве транзитного вокзала к более богатому ядру Союза?

Мы делаем все для интеграции, но это не так просто. Часть беженцев не хотят участвовать в болгарских образовательных программах. "Мы получим статус беженца и уедем на Запад", - говорят они. Тем не менее, мы предлагаем им программы, отправляем своих учителей.

ЛН: Что тогда, по Вашему мнению, должны сделать европейские страны, в том числе Чехия, которые колеблются по вопросу принятия беженцев?

Я рекомендую открыть свои сердца. Изоляция ведет к новым конфликтам. Мы можем быть патриотами не будучи националистами.

ЛН: Опасения от беженцев связаны со страхом исламского экстремизма. Вы замечаете "импорт джихада"?

Мы не застрахованы. Недавно начался судебный процесс против нескольких исламских священнослужителей, о которых есть подозрения, что они проповедовали экстремистские идеи. Я не могу комментировать больше этот случай, он находится в руках независимой судебной системы. Но история учит нас жить вместе в мире. Болгария и Франция являются европейскими странами с самым высоким процентом мусульманского населения, от 8 до 10%. Уровень интеграции в стране очень высок. В стране есть тысячи населенных мест, где мусульмане и христиане живут вместе. В прошлом году я провел ифтар (ужин-разговение – ред.) по случаю мусульманского праздника Рамадан. Я сидел вместе с главным муфтием и Болгарским патриархом, с представителями болгарских евреев, армян и других меньшинств - и все мы отметили праздник мусульман. Это правильный путь.

ЛН: Как ситуация с терроризмом и беженцами отразится на стремлении Болгарии присоединиться к Шенгенской зоне?

Мы внимательно следим за ситуацией на границах вместе со специализированными службами европейских партнеров. Я утверждаю, что мы делаем свою работу очень эффективно, я слышу только похвалы. И поэтому ожидаю, что в ближайшее время будет принято политическое решение присоединения Болгариия к Шенгенской зоне. Мы очень благодарны Чехии, которая всегда поддерживала нас в этом вопросе.

ЛН: В беспроблемных, в общем, чешско-болгарских отношений есть одна спорная тема – проблемы чешских энергораспределительных компаний CEZ и Energo-Pro, против которых даже проходили уличные протесты. Чешские инвестиции в Болгарии находятся в безопасности?

Во-первых, я должен сказать, что отношения между Болгарией и Чехией очень глубоки. Мы никогда не забудем, что среди основателей индустрии, среди первых учителей и художников современной Болгарии были ряд чехов. Экономическое сотрудничество между нами растет - в 2014 году товарооборот вырос на 12% до почти 900 млн евро. CEZ, конечно, стратегический инвестор для Болгарии. Я категорически против политизации и популизма. CEZ является частью решений для болгарской энергетики, который находится в сложной ситуации. Но не из-за иностранных инвесторов, а из-за неправильных решений в прошлом. Мы должны быть честными с самим собой. Это мой призыв к нашим греческим друзьям. Не оправдывайтесь так называемой "тройкой" (EК, ЕЦБ и МВФ – ред.). Покажите, на что вы потратили 350 млрд евро и с какой эффективностью! Болгарские политики должны также откровенно обсудить вопросы энергетики. Почему она в таком состоянии, кто решал? Брюссель? Нет. Мы должны взять на себя ответственность. CEZ не виноват в проблемах болгарской энергетики. Инвесторы ожидают, что регулятор функционирует, что решения политиков и институтов предсказуемы. Это мы должны гарантировать.

Росен Плевнелиев (50)

Окончил „Информатику”, после 1990 года создал крупную строительную фирму с деятельностью в Германии и Болгарии. В 2009 году он стал министром регионального развития и благоустройства Болгарии в правительстве правоцентристского движения ГЕРБ. Как кандидат от того же движения выиграл прямые президентские выборы в 2011 году.

Болгария

В последние месяцы оказалась в центре дипломатического внимания, так как на ее территории пересеклись несколько ключевых международных тем: отношения Запада с Россией, строительство газопроводов, волны беженцев и исламский терроризм. Только в январе столицу Болгарии Софию посетили один за другим госсекретарь США Джон Керри, его британский коллега Филип Хаммонд, глава НАТО Йенс Столтенберг.

Версия для печати Отправить Подпишись на слово
Материалы по теме:
Теги:
: