Министр обороны Болгарии: Сотрудничество НАТО, ЕС и России необходимо восстановить

20 апреля 2019, суббота / 11:52;
Министр обороны Болгарии: Сотрудничество НАТО, ЕС и России необходимо восстановить
Когда хочешь купить новое вооружение (это же касается и России), всегда стараешься приобрести самое лучшее, заявил министр обороны Болгарии. Фото: novinite.bg

На этой неделе Болгария отмечает 15-летие с момента своего присоединения к НАТО, которое почти совпало по дате с началом варварских бомбардировок Югославии силами Североатлантического альянса 20 лет назад. Что принесло Болгарии членство в западном военно-политическом блоке, какими будут отношения между НАТО, ЕС и Россией, как сегодня реагировать на серьезные вызовы в сфере международной безопасности — на этот и другие вопросы в интервью корреспонденту ТАСС ответил вице-премьер и министр обороны Болгарии Красимир Каракачанов.

— В этом году Болгария отметила 15-летие своего членства в НАТО. Что страна приобрела и что потеряла за это время?

— Болгария стала членом НАТО сразу после того, как на Балканах прошла череда конфликтов, в том числе война в бывшей Югославии. Этот шаг дал нашей стране возможность почувствовать себя в безопасности. Болгария — сравнительно небольшое государство, а после распада Организации Варшавского договора (Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи европейских социалистических государств 1955 года, оформившийся в военный союз при ведущей роли СССР — прим. ТАСС) мы увидели, что мир от этого безопаснее не стал. В то время НАТО осталась единственным военно-политическим союзом в мире, поэтому мы решили, что быть членом организации, которая гарантирует безопасность, гораздо лучше, чем быть вне ее. Именно в этом заключается логика членства Болгарии в НАТО, ни в чем другом. Нет никакой идеологии или других специфических причин. Ни одна из стран Европы не может самостоятельно гарантировать свою безопасность.

— А что Болгария потеряла от этого членства?

— С моей точки зрения, не потеряла ничего. Говорить о потерях можно только в том случае, если в момент выбора существовала альтернатива. У нас других вариантов не было.

— А возможность сохранения нейтрального статуса?

— Единственная нейтральная страна в Европе — это Швейцария, даже Финляндия и Австрия не нейтральны, так как являются членами Европейского союза и участвуют во всех европейских программах по вопросам безопасности. Сербию тоже нельзя считать нейтральной страной, она получает российское оружие и заявляет о том, что не хочет быть членом НАТО. Желание Сербии стать членом ЕС и при этом оставаться вне НАТО не делает ее нейтральным государством, тем более что ей приходится решать существующие на Балканах проблемы.

— А каково ваше мнение о второй дате, которая отмечалась в эти дни, о 20-летии начала бомбардировок Сербии силами НАТО?

— В Европе было две модели распада многонациональных государств, первый вариант был чехословацкий — с мирным и культурным разделом на Чехию и Словакию. Другим вариантом оказалась Югославия, и вина за тот конфликт лежит на сербском руководстве во главе со Слободаном Милошевичем. Был вариант, предложенный президентами Македонии и Боснии и Герцеговины, о создании конфедерации, о единстве действий во внешней политике и обороне и самостоятельном решении остальных вопросов, но сербы с этим не согласились, заговорили о Великой Сербии, что и вызвало Югославскую войну. Югославия была искусственным государством, 40% сербов управляли 60% не сербского населения: хорватами, словенцами, албанцами, венграми, болгарами... И это не могло продолжаться в конце XX века. Когда государства, составлявшие бывшую Югославию, захотели выйти из состава единой страны, сербы решили этого не допустить, и это привело к конфликту. Он, в частности, нанес большой ущерб и Болгарии, одновременно при этом наша страна потеряла уверенность в своей безопасности, стала искать альтернативу Организации Варшавского договора.

— Тем не менее, насколько оправданным было столь масштабное участие НАТО в этом конфликте?

— История не знает сослагательного наклонения. Милошевич проиграл Югославскую войну еще до конфликта в Косово, до конфликта с НАТО Разумным шагом была бы его отставка, с тем чтобы пришли политики, которые бы могли договориться и искать мирного решения накопившихся проблем. Он, однако, решил ввести военное положение в Косово, притом что 90% населения там составляли албанцы. Да, во время конфликта албанцы проявили насилие и прогнали сербов, это факт, но сербы виноваты в том, что подобная ситуация сложилась. В конфликте между Сербией и НАТО виновато сербское руководство во главе со Слободаном Милошевичем, которое своей грубой и агрессивной политикой уничтожило собственное государство. Сербы привыкли к тому, что любые их действия поддерживала Америка, ведь Югославия стала большим государством благодаря английской, французской и американской политике, забыв о том, что политика великих государств периодически меняется.

— Что вы можете сказать о сегодняшнем уровне взаимодействия по линии Россия — НАТО?

— Мое мнение как политика неизменно: НАТО и Россия должны искать точки соприкосновения и основы сотрудничества, тем более что такой период в истории НАТО и России уже был Я всегда считал, что Россия, как европейское государство, должна более активно привлекаться к европейским делам. Сотрудничество НАТО с Россией обязательно должно быть. Но события 2014 года, ситуация вокруг Украины и Крыма (не хочу уточнять, кто при этом прав, кто виноват, проводить сложный политический анализ) стали этому сотрудничеству мешать. Однако я и сейчас уверен, что проблемы должны решаться за столом переговоров, на основе сотрудничества, потому что путем конфронтации ничего позитивного добиться не удастся. Перед цивилизованным христианским миром стоят гораздо более серьезные проблемы и вызовы, поэтому нужно находить общий язык, избегая при этом излишней конфронтации. Решить возникшие проблемы путем гонки вооружений, демонстрации силы и противостояния, с моей точки зрения, невозможно. Никто таким образом не победит. Уверен, между Европой и Россией, НАТО и Россией необходимо искать опорные точки и путь к мирному решению проблем, от конфронтации выигрывают третьи стороны, в частности, радикальный ислам.

— Давайте уточним, что мешает сотрудничеству: "агрессивное" поведение России, военный бюджет которой составляет около 2% ВВП, около млрд, или же действия НАТО, приближающегося к границам Росси и имеющего в десять раз больший военный бюджет?

— И Россия, и НАТО сейчас стремятся достигнуть максимума в военном бюджете и подготовке вооруженных сил. Конфронтация ведет к дополнительным военным расходам, накоплению вооружения, которое в один момент может привести к острому конфликту.

— Но без военного козыря в рукаве мира тоже не достигнуть.

— Именно поэтому я и говорю, что вооружение не может быть реальной альтернативой нормальному процессу переговоров и поиска мирного решения. Каждый старается иметь скрытые военные козыри, что в итоге может привести к конфликту, но никто этого конфликта не хочет. Переговоры и поиск решения спорных вопросов — это лучший вариант. Говорю это как представитель Болгарии, государства, не имеющего агрессивных намерений и не ведущего агрессивной политики.

— В последнее время в болгарских СМИ появилась информация о планах Болгарии предоставить НАТО свои военно-морские базы.

— Эту информацию распространяют сайты, специализирующиеся на фейк-ньюс. К нам с подобным предложением — открывать дополнительные базы НАТО и вводить иностранные корабли в Черное море — никто не обращался. Полагаю, что подобные новости — это часть гибридной войны, которая ведется сейчас в мире. Повторюсь, никто не просил Болгарию предоставить свои черноморские военно-морские базы НАТО или США.

— А если подобная просьба поступит, ведь по словам премьер-министра Бойко Борисова, "Болгария самый лояльный член НАТО"?

— Болгария — лояльный партнер НАТО, но Болгария, премьер Борисов и все правительство проводят политику в интересах поиска компромиссов, переговоров, а не нагнетания напряженности. То, что ты являешься лояльным партнером внутри союза, не означает, что ты будешь инициировать подобные вещи.

— Что, с вашей точки зрения, является главным дестабилизирующим фактором мировой политики? Где ждать новых очагов напряженности?

— Очагов напряженности много и сейчас. В районе Черного моря — конфликт России и Украины, существует напряженность и плохие отношения между Грузией и Россией. С другой стороны, война в Сирии, ситуация в Ливии и Ираке, проблемы в Венесуэле. Идет столкновение больших государств, которое ведет к нарушению стабильности. Кроме того, есть напряженность между США и Китаем. Словом, проблем много, а будет еще больше.

— Сейчас хотелось бы поговорить непосредственно о вашей зоне ответственности. Какова ситуация с перевооружением болгарских военно-воздушных сил, окончательным ли является выбор в пользу приобретения американских истребителей F-16 Bloсk 70?

— Когда хочешь купить новое вооружение (это же касается и России), всегда стараешься приобрести самое лучшее. Почему Болгария не имеет права поступать подобным образом? Правда такова, что среди тех самолетов, которые мы можем себе позволить купить, F-16 Bloсk 70 самый лучший. Это истина, остальное спекуляции. Разница в цене не настолько велика, чтобы быть причиной отказа от такой возможности. Моя позиция как министра обороны заключается в следующем: мы готовим армию не для того, чтобы она имела какие-нибудь новые самолеты, а для того, чтобы она имела лучшие самолеты. Армия готовится не для воздушных парадов и акробатических номеров, авиация нужна для боевых действий. Самый лучший боевой самолет — F-16 Bloсk 70. Так как у нас ограниченные финансовые возможности, то мы купим 16 самолетов. Другая часть моей политики — поддержание имеющейся техники — самолетов МиГ-29, Су-25, вертолетов Ми-17, Ми-24. Это хорошие боевые машины, они должны быть восстановлены, модернизированы и продолжать служить в ВВС.

— Тем более что новые самолеты прибудут в Болгарию только через четыре года.

— Если бы мы приобретали МиГ-35, срок поставки был бы примерно таким же. Самолеты надо построить, а летчиков надо научить на них летать, срок три-четыре года для этого вполне нормальный. А пока будем летать на имеющихся в наличии машинах, на МиГ-29, договор о ремонте которых был заключен непосредственно с Российской самолетостроительной корпораций "МиГ" (РСК "МиГ").

Подобного прямого соглашения до меня не было, все использовали услуги посредников. Я же предпочел напрямую договариваться с производителем МиГов о восстановлении болгарских самолетов. Также мы заключили договор о ремонте самолетов Су-25, поддерживаем в рабочем состоянии самолеты Л-39. Когда придут новые F-16 Block 70, старые самолеты, пока позволит их ресурс, также будем использовать.

— Насколько выгодны для Болгарии договоры с российскими компаниями по ремонту боевой техники?

— Я доволен договором с РСК "МиГ", хотя, как и в любой другой сделке, есть небольшие проблемы. Сейчас задерживаются поставки некоторых запчастей, в частности, пиропатронов. Задержка на один-два месяца, конечно, не смертельна, но неприятна. Однако подобные истории в бизнес-отношениях с компаниями встречаются постоянно. Можно сказать, что это обычная практика.

— На каком этапе находится подготовка нового соглашения между Россией и Болгарией о поддержке воинских захоронений?

— У нас уже есть два подобных соглашения, несколько месяцев назад российская сторона представила третий вариант. Если Министерство иностранных дел решит, что новый договор необходим, то будет готово его подписать. Однако в предложенном тексте есть некоторые положения, которые неприемлемы. В частности, создание специальной службы из российских представителей, которые бы инспектировали состояние этих памятников. Мы суверенное государство. Кроме того, Болгария уже доказала, что сохраняет и с уважением относится к русским памятникам, а теперь получается, что мы лоботрясы, которые не могут выполнить свою работу, и их должны проверять? Болгары уважают свою историю, с уважением относятся к памятникам, чтят память о русских солдатах, погибших за освобождение Болгарии во время Русско-турецкой войны.

— Ваш прогноз на развитие отношений между Болгарией и Россией в широком плане?

— Чтобы отношения между нами развивались полноценно, чего мы очень хотим, необходимо, чтобы Россия нашла общий язык с Европейским союзом и НАТО, чтобы ограничения, которые сегодня существуют по отношению к России, были отменены. Эти ограничения создают проблемы в экономическом плане и для европейских, и для российских компаний. Только после этих действий можно будет говорить о стопроцентном развитии экономических отношений, тем более, если две стороны изъявят подобное желание и найдут общий язык. Отношения между Болгарией и Россией будут развиваться полноценно и честно, если в России нас перестанут считать виноватыми в существующих проблемах двусторонних отношений.

Многие российские политики в личных разговорах спрашивают, почему Болгария предала Россию. Извините, но не Болгария, а Михаил Сергеевич Горбачев, когда был генеральным секретарем КПСС, спровоцировал распад социалистического блока, отстранил Тодора Живкова. Он вел международные переговоры, даже не информируя Болгарию о достигнутых договоренностях. Говорил о том, что руководство нашей страны выбрало капиталистический путь развития и другие глупости. Когда на Болгарию в России перестанут смотреть как на младшего непослушного брата по другую сторону Черного моря, то все будет в порядке Но сейчас в России на Болгарию смотрят пренебрежительно. Считаю, что в сознании российской политической элиты эта позиция должна быть преодолена, тем более что ни в одной другой стране Европы не уважают россиян так, как у нас.

— Поговорим о Болгарии. Как вы оцениваете внутриполитическую ситуацию в стране накануне выборов в Европарламент?

— Болгария сейчас находится на стабильном экономическом уровне, ВВП страны увеличивается, инвестиции растут. Мы заинтересованы в стабильности Европы и окружающего мира. Полагаю, что наше правительство будет работать до конца своего мандата. Надеюсь что за это время, в ближайшие два года, будут решены проблемы болгарской армии, проблемы в энергетике, начнется строительство АЭС "Белене", построят газопровод, продолжение "Турецкого потока".

Если мы эти проекты реализуем, то граждане будут довольны. Но болгарская экономика будет развиваться гораздо лучше, если отношения будут строиться не только с соседями из ЕС, но и с другими странами. Если говорить о взаимоотношениях правящей партии "Граждане за европейское развитие Болгарии" (ГЕРБ) и Болгарской социалистической партии (БСП), то диалога сейчас нет. БСП хочет прийти к власти, но ее лидер Корнелия Нинова при этом не поддерживает диалог с партнерами. Это ненормально, есть важные государственные дела, национальные интересы, которые объединяют.

Ненормально, когда оппозиция по каждому из ключевых вопросов выступает абсолютно против только потому, что она находится в оппозиции. При этом все знают, что проблемы, политическая и экономическая нестабильность возникают в нашей стране именно тогда, когда БСП берет власть в свои руки, притом что не имеет партнеров, с которыми готово управлять страной. Ошибка оппозиции в том, что она не ищет диалога и сотрудничества В правящей коалиции ГЕРБ с коалицией "Объединенные патриоты" проблем нет.

В малой коалиции "Объединенные патриоты", увы, есть. Ее лидеры враждуют между собой, следуя старым болгарским традициям — если человек надел фуражку, значит, он командир. В этом все наши проблемы.

Беседовал Игорь Ленкин.


© 2012 - 2019 АО „Новините“. Все права защищены.
При использовании материалов сайта необходима гиперссылка на ресурс.