Президент Болгарии: Европа не справляется на данный момент с миграционным кризисом

2 декабря 2015, среда / 17:45;
Президент Болгарии: Европа не справляется на данный момент с миграционным кризисом
Национализм, популизм и антиевропейская риторика являются огромной угрозой для Европы, считает президент Болгарии. Фото: БГНЕС

Если мы в Европе не соблюдаем свои собственные правила, это означает, что у нас есть большая проблема. Это заявил президент Болгарии Росен Плевнелиев в интервью газете "Хамбургер Aбендблат" 25 ноября 2015 года.

- Господин Президент, что Вы думаете о текущей миграционной и беженской политике в Германии?

- Существующий кризис беженцев напомнил нам о принципах, встроенных в основы объединенной Европы. Миграционные потоки проходят через границы каждой европейской страны. Проблема является общей и может быть решена только тогда, когда мы вместе, посредством европейской ответственности и солидарности. Поэтому и Болгария действует как ответственный член ЕС.

Вот несколько фактов о проблемах беженцев, которые у нас есть в настоящее время и которые могут показать решение. В 2013 году Болгария была первой страной, до которой достигла волна беженцев. У нас есть 245 км сухопутной границы с Турцией. Тогда мы были удивлены. Мы были перегружены. Но мы работали вместе с Frontex, с европейскими институтами и с компетентными структурами Организации Объединенных Наций. Мы инвестировали много в наши системы защиты границ и добились очень хорошего уровня сотрудничества с турецкими властями. Мы придерживались правил - Дублинского соглашения и Шенгена, хотя Болгария не является государством-членом Шенгенской зоны. Это означает, что каждый мигрант, который входит в Болгарию, регистрируется. Мы были единственной страной, и я говорю это с гордостью, которая придерживалась правил.

- И поэтому были подвергнуты острой критике ...

- Так как в Болгарии мы регистрируем беженцев, уже не так много из них хотят приехать сюда. Они могут продолжить в Германию, но рискуют, в соответствии с правилами Дублинского соглашения, быть возвращены в страну ЕС, где они зарегистрированы в первый раз. Нас критиковали не потому, что мы регистрировали беженцев, а потому, что не располагаем лучшими условиями для них. Но мы улучшили заботу о беженцах. Это подтверждают и международные доклады. Вот некоторые из решений: если мы в Европе не соблюдаем свои собственные правила, это означает, что у нас есть большая проблема. Мы можем быть эффективными, только если все государства-члены будут придерживаться своих подписей на Дублинском соглашении и Шенгенского. Мы должны регистрировать беженцев и заботиться в равной степени о них, а также распределять их справедливо между государствами-членами, независимо от того, какую границу ЕС они пересекают впервые.

- Придерживается ли Германия по-прежнему правил?

- Германия все еще придерживается правил Дублинского соглашения. Канцлер отменил временно только Шенгенские.

- Даже одно правило ...

- Да. Но идет речь, прежде всего, о том, что в соответствии с Дублинским соглашением беженцы должны быть регистрированы и впоследствии распределены совместно. У нас есть не только беженский кризис, у нас есть еще кризисы - греческий, финансовый, кризис в Украине, кризис безработицы среди молодежи и многие другие. Независимо от того, какой кризис, он больше не может быть решен лишь одной страной ЕС, независимо от того, насколько она богата и большая. Европа не справляется в настоящее время с миграционным кризисом, так как 28 стран-членов еще не в состоянии объединиться вокруг общего решения. Набирающие силу в настоящее время националистические интересы ослабляют дополнительно союз. Национализм, популизм и антиевропейская риторика являются огромной угрозой для Европы. Европейский союз не является проектом миллиардных фондов и управления ими из Брюсселя. Европейский союз является проектом мира. Мир возможен только тогда, когда правила распространяются на всех. Наша объединенная Европа нуждается сегодня более, чем когда-либо в дополнительной дозе доверия.

- С тех пор как президент России Владимир Путин активно вмешивается в Сирию, ситуация не улучшилась.

- Россия имеет амбиции стать мировой силой и иметь право голоса в любом международном конфликте. Вероятно, имеет смысл, чтобы Россия была частью решения в Сирии, но, конечно, в синхроне с европейской внешней политикой. Амбиции России идут еще дальше постсоветского пространства. Россия заявляет о своих интересах в Сирии, на Ближнем Востоке и на Балканах. Политика великих держав с их исконными интересами и сферами влияния очень опасна, если противоречит основополагающим принципам международного порядка. Например, суверенитет национальных границ или суверенное право народов определять самим свое будущие на свободных выборах.

- Запад хочет, чтобы диктатор Асад ушел. Путин хочет его поддержать. Есть ли вообще альтернатива Асаду? Кто мог бы управлять страной?

- Целью является мир, так, чтобы миллионы беженцев могли вернуться и построить свою страну опять, модернизировать так, чтобы люди сами решали свою судьбу путем свободных выборов. Эта цель может быть достигнута в несколько этапов. Возможно, чтобы Асад остался еще некоторое время, но устойчивого решения для Сирии с диктатором Асадом не существует. Я не думаю, что европейская дипломатия имеет что-то против этого. И Путин посылает такой же сигнал. Он сказал, что мы не нуждаемся в Асаде в долгосрочном плане, но наши интересы должны быть защищены. Все крупные и региональные силы могут и должны в срочном порядке найти решение для Сирии. Целью в долгосрочном плане является мир в регионе.

- Имея ввиду все эти кризисы, должны ли мы беспокоиться о процессе евроинтеграции?

- У нас есть рекордное количество кризисов во всем мире и в Европе. Возможно, что появятся еще. Выход Великобритании из Европейского сообщества, например. Это может еще больше дестабилизировать Европу на длительное время. У нас есть очень высокий уровень безработицы среди молодежи. Это может привести к потере целого поколения. Возможно, что в будущем будут проблемы с ростом популизма и национализма. Приходит новое поколение, которое я называю поколение "да, но". Многие политические представители в Европе говорят: Да, я выступаю за Сообщество, но потом они разделяют свои собственные интересы от него. Это не европейская идея 70 лет тому назад. Тогда, после руин Второй мировой войны, не было "Но", было только "Да": Да, мы хотим объединенную Европу, один континент, без границ. Шенген - это не просто соглашение, это мечта 500 миллионов европейцев, которые могут путешествовать из Гданьска в Софию и из Парижа в Берлин не показывая свои паспорта. Сегодня мы называем кризисы в Европе, но не решаем их. Мы должны справиться с ними один за другим, и в долгосрочной перспективе. Тогда люди увидят, что ЕС функционирует и будут гордиться Европой. Важно, чтобы мы были активными. Болгария всегда поддерживала европейское единство. Единственное оружие, которое есть у Европы, не военного характера, это интеграция.

- Насколько большой проблемой для Болгарии является то, что многие молодые, хорошо образованные люди, уезжают за рубеж?

- Многие болгары хорошо образованы и имеют хорошие языковые навыки. 230 000 болгар есть в Германии, более 300 000 в США, многие в Испании и в Великобритании. Они интегрируются очень быстро и делают вклад в системы социального обеспечения соответствующей страны. То, что они покинули Болгарию является большой проблемой для болгарской экономики. Но успех многих болгар во всем мире также способствует прогрессу в Болгарии. Самым крупным инвестором в Болгарии сегодня являются болгары за рубежом. Мой собственный опыт показал, как с помощью моей работы сначала в Германии, а затем от продажи многих немецких продуктов в Юго-Восточной Европе Германия выигрывает от европейской интеграции. Германия является отличным примером успешной европейской интеграции.

- Как теракты в Париже изменят Европу?

- Терроризм является глобальной угрозой, ответ также должен быть глобальным. Все должны объединиться против него - Европа, Америка, Россия, Китай, все. Против террористов следует использовать весь арсенал мер безопасности. Террористы могут и должны быть побеждены с помощью глобальной антитеррористической коалиции и должны предстать перед судом. Но идеология терроризма не может быть побеждена с помощью оружия. Борьба против радикального ислама может быть успешной только в союзе с исламским миром и исламскими общинами в Европе. Ответом на теракты должны быть солидарность и единство в Европе. Безопасность людей должна быть гарантирована. Но ни в коем случае не должно быть позволено разделение по религиозному, этническому или другому принципу.

Все мы, христиане, мусульмане, евреи и другие должны продолжать жить вместе и сплотиться еще больше против экстремизма. На внешних границах ЕС необходимо улучшить контроль, но строительство ограждений в Союзе только углубить разъединение в Европе.

Если поколение, которое разрушило Берлинскую стену, начнет строить 26 лет спустя новые стены, это поставит на карту мечту об объединенной, мирной и демократической Европе. Наше оружие - интеграция, а не изоляция. Нашим оружием против идеологии терроризма являются образование, толерантность и уважение к различиям. Распространение радикализации, популизма и национализма в европейских обществах, рост ксенофобии резко усугубит проблему. Ответом на теракты должно быть больше, а не меньше Европы.

Иточник: БГНЕС.


© 2012 - 2019 АО „Новините“. Все права защищены.
При использовании материалов сайта необходима гиперссылка на ресурс.